Моисей и Лёля Иткины

МЛ-1. Моисей Иткин и Лёля Гольдина в основной школе учились вместе, а в гимназии – в разных классах. Моисей в 5 лет еще учился в хедере. Они были очень разные: Моисей - молчаливый, вдумчивый, серьезный, и Лёля – шумная, весёлая, общительная, острая на язык. В 1932 г. они поженились. День регистрации был не слишком весёлым. Незадолго перед этим умер от туберкулёза Лёлин брат Арон. Мама рассказывала, что после регистрации они пришли к Гольдиным и ели картошку с килькой. Это был их свадебный обед.

 

После школы Моисей учился в Латвийском университете, но из-за эмиграции в 1933 г. не закончил его, и продолжил учебу в Москве на историческом ф-те ИФЛИ. Одновременно преподавал историю в средней школе. Эта работа давалась ему с трудом: готовился очень тщательно, но он не был ни оратором, ни импровизатором, материал приходилось заучивать чуть ли не наизусть.

В начале войны его заявление на фронт райвоенкомат не принял, формально «по зрению», а фактически в связи с тем, что его отец, брат и сестра были репрессированы. Но в 1944г. был всё же призван в армию, в школу младших лейтенантов, и в этом звании участвовал в войне с Японией, был командиром минометного взвода, награжден орденом Красной звезды.

После войны не смог сразу демобилизоваться, почти год находился на Дальнем Востоке, был комендантом небольшого города в Манчжурии, и домой вернулся 2 мая 1946 г. Сразу пошел на работу редактором в еврейское издательство «Дер Эмес» («Правда»). Там успел выпустить «Избранные произведения» Давида Бергельсона на русском языке. В 1948 г. издательство «Дер Эмес» было ликвидировано вместе с другими еврейскими организациями.


Редакторская и переводческая работа стала его призванием. Он работает в редакции философской литературы в Госполитиздате, затем в Институте философии и в изд-ве «Мысль». Вот неполный перечень философских трудов, на последней странице которых стоит скромная надпись: редактор М.И.Иткин:

 - Гегель, Феноменология духа (1959);

 - Дж. Локк, Опыт о человеческом разуме (1960, 2 тома);

 - Сочинения И.Канта (1963, 6 томов);

 - Антология мировой философии (1969, 4 тома);

 - Платон (1970, 3 тома),

 - Аристотель (1975 и 1978, 2 из 4-х томов).

Особенно близки ему были сочинения Аристотеля, работу над которыми он начал в 50-х годах. Прежние переводы трактатов Метафизика, О душе, Аналитики Моисей сверял с греческим текстом, а Топику и О софистических опровержениях впервые перевел непосредственно с древнегреческого. Докторская диссертация профессора Медико-хирургической академии Я.К.Кайданова «Четвертичность жизни» (1812г.) была переведена им с латыни (1959).

В 1963 г. он был представлен своим издательством в Ученый Совет МГУ на соискание степени кандидата философских наук - по совокупности трудов. В присуждении степени было отказано из-за «недостаточного количества самостоятельных трудов», что при высокой оценке его работ такими личностями как Сергей Аверинцев, А.Ф.Лосев, В.Ф.Асмус, иначе как дискриминацией по национальному признаку расценить нельзя. В конце 60-х годов он оставался единственным евреем в издательстве «Мысль». По этому поводу он горько пошутил: «после моего ухода на пенсию на издательство можно будет повесить табличку "юденфрай!"

Совместная жизнь супругов Иткиных не была счастливой. В 1955 г. этот брак распался. Лёля была человеком легким, независимым, не слишком дипломатичным. Она не задумываясь переехала в 1933 г. с мужем из Риги в Москву, и оказалась в одной квартире с суровой свекровью, с которой сразу не сложились отношения. После войны эти отношения обострились: как известно, всех испортил жилищный вопрос.

               МЛ-2.                                    МЛ-3.


А Лёлина карьера учительницы английского языка была менее драматичной, чем у Моисея, но за 50 лет работы тоже набралось немало тревог и волнений. До войны она работала в школе. Вышло постановление отдавать под суд за опоздания на работу. И вот молодая учительница Рашель Давыдовна Иткина, видя, что она опаздывает (то ли трамвая долго не было, то ли еще что-то) не нашла ничего лучшего, как спрыгнуть на ходу с трамвая и повредить руку, но зато не попасть под суд!

           МЛ-4. Надпись сбоку: "1936. Первый мой год  в школе № 411"
МЛ-4. Надпись сбоку: "1936. Первый мой год в школе № 411"

В конце войны мама стала работать в военной Академии им.Фрунзе. Язык она знала блестяще, свободно и охотно говорила на языке с коллегами, чего начальство Академии требовало, но не могло добиться от многих выпускников советских языковых вузов. В 1951-52 г.г. она пишет учебник для военных академий, сдает кандидатский минимум, причем в качестве второго языка для экзамена выбирает не немецкий, который хорошо знала, а незнакомый французский и за год выучивает его. И вот антиеврейская кампания, и летом 1952 г. ее увольняют из академии под предлогом, что она невоеннообязанная. «К нам приходят выпускники военного и-та иностранных языков с биографиями чистыми как стеклышко!» Мы, конечно, не таковы, но и не лыком шиты. Мама рассылает письма во все инстанции, в том числе вождю и учителю товарищу Сталину. И, представьте, в квартире на Митьковской улице раздается звонок, маму приглашают в приёмную Сталина. Она входит в кабинет, и некий полковник говорит по телефону – явно для неё: что это у вас такие безобразия в академии, увольняют преподавателей с нарушением закона? - а нарушение было: уволили летом, когда кадры в вузах на следующий учебный год уже были укомплектованы. И – восстановили на работе, правда, уже на кафедре немецкого языка, а главное, ненадолго. Последовало «дело врачей», и уже не церемонились.

Это произошло в середине учебного года, и вакансий не было нигде. Кроме мужской школы № 417, где в 6-х классах весь год не было учителя немецкого языка. Представьте, после крошечной группы взрослых слушателей военной академии придти в класс с 40 одичавшими подростками. Как она это выдержала? Они катали под партами карандаши, разбившееся стекло разбивали на мелкие кусочки, и каждый выносил из класса по одному осколку; их фантазия, ведшая к срыву урока, была неистощима. Она кричала на них, даже таскала за волосы, но никогда на них не жаловалась. Оценили!

 

МЛ-4а.Особенно ценили ее шутки. Она стала любимой учительницей. "За что вы меня любите, я же вас ругаю!" – "А Вы ругаете весело!" - отвечали ей, это умеет далеко не каждый учитель.

 На ФОРУМ пришло письмо:

Андрей Болдов (Friday, 21 December 2018 22:13)

Рашель Давыдовна Иткина. Милая моему сердцу, моя любимая учительница английского. Сколько раз я говорил "Спасибо, милая Рашель!" Я не был лучшим ее учеником в 417 школе, но через всю жизнь пронес свою любовь к этой прекрасной женщине. И ее любовь помогала мне, когда уже в возрасте 54 я работал на Дженерал Электрик, а потом в 62 на Альстом.

Пусть там ее окружают только добрые ангелы! Спасибо, Рашель!

 

Гораздо раньше, в 2013 году пришло письмо от ученика 537 московской школы Евгения Штейнера, доктора искусствоведения:

…Рашель Давыдовна Иткина – учительница английского. Она была сильно немолода и было в ней нечто непохожее на остальных. Потом я понял, что это была европейская аура, какая-то несоветская. Она родилась и прожила до войны в Риге, т.е. сформировалась не при советской власти и как-то – манерой держаться, говорить и шутить – выражала, что когда-то жизнь была иной и были иные люди. С тех лет я запомнил и полюбил старинные английские песенки.

 

Моисей умер в 1980-м году, ему было всего 69 лет. Работал до последних тяжких в изнурительной болезни месяцев. Уволившись в 60 лет из издательства, он продолжал сотрудничать с ним, и теперь уже дома сидел за столом, обложенный словарями и философскими книгами. На похоронах его была вся редакция, и один молодой сотрудник сказал: «Он на полном ходу соскочил с поезда. Он был счастливый человек».

Мама скончалась в 1986-м. Еще за несколько дней до этого я видела у ее постели ученицу: шел урок английского языка.

Они были очень разные, мои родители. Но оба были неистовые трудяги, и оба страстно любили внуков.

 

               МЛ-5.                                 МЛ-6.


9 марта 2019

Лора:  Я знала, что у мамы был диплом об окончании  в июне 1932 г. Английского института Латвийского министерства образования (Institite of English), и вот он нашелся. Три года обучения (с 1929 по 1932 г.г.) дали Rachil Goldin  право обучения английскому яз. "во во всех классах средней школы".

Перечислены оценки за все предписанные экзамены: Very good: English conversation,  фонетика, английская литература, история английской литературы, просодия (учение об ударениях), методика преподавания English, психология.

И только произношение заслужило оценки good.